Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности

Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности

Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности

Освобождение от уголовной ответственности

Освобождение от уголовной ответственности означает выра­женное в официальном акте компетентного государственного ор­гана решение освободить лицо, совершившее преступление, от обязанности подвергнуться судебному осуждению и претерпеть меры государственного принудительного воздействия.

Общее основание освобождения от уголовной ответствен­ности лица, совершившего преступление:

    • нецелесооб­разность привлечения его к такой ответственности, что процессу­ально закрепляется в постановлении органа предварительного расследования, прокурора, судьи или определении суда.
      1. в связи с деятельным раскаянием (ст. 75);
      2. в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76);
      3. по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ст. 76.1);
      4. с назначением судебного штрафа (ст. 76.2);
      5. в связи с ис­течением сроков давности (ст. 78);
      6. в связи с актом амнистии (ст. 84);
      7. в связи с применением к несовершеннолетнему прину­дительных мер воспитательного воздействия (ч.1 ст. 90).
    • Каждый из этих видов освобождения от уголовной ответст­венности является безусловным, т.е. окончательным и не может быть впоследствии отменен ни по каким основаниям. Освобож­дение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности или в связи с актом амнистии является обязательным, не обусловлено категорией совершенного преступления. Иные осно­вания освобождения от уголовной ответственности носят факуль­тативный характер, так как предусматривают не обязанность, а право органов дознания, расследования, прокуратуры и суда при­менить освобождение от уголовной ответственности лица, совер­шившего преступление небольшой или средней тяжести.

      Кроме этого уголовный закон определяет специальные виды освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего преступление, которые сформулированы с учетом ч. 2 ст. 75 УК РФ в виде примечаний к соответствующим статьям Особен­ной части УК РФ (ст. 126, 222, 228 и др.).

Виды освобождения от уголовной ответственности:

В теории уголовного права существует точка зрения о том, что специальные виды освобождения имеют своим исходным основанием в Общей части УК положения ч. 2 ст. 75 УК. Речь идет только о наличии элементов деятельного раскаяния, которые становятся условиями того или иного специального вида освобождения. С такой точкой зрения согласиться довольно трудно, поскольку она не в полной мере охватывает юридическую природу специальных видов освобождения от уголовной ответственности. Существует целый ряд специальных видов, которые не имеют отношения к деятельному раскаянию.

По юридической природе специальные виды можно разделить на следующие группы:

1. освобождение от уголовной ответственности связанное с деятельным раскаянием (ст. 126, 205, 206, 208 УК – похищение человека, терроризм, захват заложника, организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем и др.);

2. освобождение от уголовной ответственности в связи с совершением деяний, носивших вынужденный характер (ст. 322, 337, 338 УК – незаконное пересечение государственной границы РФ, самовольное оставление части или места службы, дезертирство);

3. освобождение от уголовной ответственности, имеющее двойственную юридическую природу (ст. 204, 291 УК – коммерческий подкуп, дача взятки); Лицо может быть освобождено от уголовной ответственности, Если в отношении его имело место вымогательство подкупа или взятки, либо если добровольно сообщили о подкупе или даче взятки.

4. освобождение от уголовной ответственности, вытекающее из иммунитета в отношении ограниченного круга субъектов преступлений (ст. 308, 316 УК – отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний, укрывательство преступлений).

Т.о. под специальными видами освобождения от уголовной ответственности необходимо понимать предусмотренные нормами Особенной части УК виды освобождения от уголовной ответственности, которые вытекают из ч. 2 ст. 75 УК, а также из иных основанных на законе оснований, направленных на поощрение выгодного личности, обществу и государству поведения лица, виновного в совершении преступления, либо реализацию конституционных и других правовых норм.

1) в связи с деятельным раскаянием (это активное поведение лица после окончания преступления, проявившееся в добровольной явке лица с повинной, способствовала раскрытию преступления, возмещении причиненного ущерба или заглаживании иным образом вреда, причиненного в результате преступления. По преступлениям небольшой или средней тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности. Это указано как смягчающее обстоятельство в п. «и» ч.1 ст. 61);

2) в связи с примирением с потерпевшим (если преступление совершено впервые, небольшой или средней тяжести. Необходимо примирение одновременно потерпевшего и обвиняемого, и он должен загладить причиненный ему вред. Примирение оформляется должным образом, является основанием невозможности возобновления уголовного дела за это же преступление. Возмещение вреда указано как смягчающее обстоятельство в п. «к» ч.1 ст. 61);

3) в связи с истечением сроков давности (истечение с момента совершения преступления определенных сроков, после чего при соблюдении виновным указанных в законе условий (2 года – преступление небольшой тяжести, 6 лет – средней тяжести, 10 лет – тяжкое преступление, 15 лет – особо тяжкого преступления) он не может быть привлечен к уголовной ответственности. Срок исчисляется с момента совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу. Если совершенно новое преступление, то сроки по каждому исчисляются самостоятельно. Если лицо уклоняется от следствия и суда, то сроки приостанавливаются. И возобновляются с момента задержания. По преступлениям против мира и общественной безопасности сроки не применяются. Если выявлен факт истечения сроков в суде, то суд выносит постановление о прекращении дела).

Вопр 32. Особые основания освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные Особенной частью УК РФ.

Уголовная ответственность – это способ государственно-правового воздействия на лицо, совершившее преступление, в соответствии с которым оно обязано на основании требований закона претерпеть определенные, предусмотренные законом лишения. Особые основания освобождения от уголовной ответственностиуказаны в примечаниях к ст. Особенной части УК РФ. Примерно таких составов 31. Такие примечания указаны только в некоторых статьях, поскольку законодатель исходил из целесообразности, чтобы избежать более опасных последствий преступления. Цель – стимуляция позитивного поведения.

Деятельное раскаяние

Основная статья: Деятельное раскаяние

Деятельное раскаяние — добровольные действия лица, совершившего преступление, заключающиеся в возмещении или заглаживании вреда, причинённого преступлением, ином устранении или уменьшении его последствий, в информировании правоохранительных органов о факте и обстоятельствах совершения преступления и дальнейшем содействии осуществлению правосудия. Подобные действия в соответствии с уголовным законодательством многих государств влекут смягчение применяемых к лицу мер уголовной ответственности или полное освобождение от уголовной ответственности.

Институт деятельного раскаяния в законодательстве, как правило, отражает стремление государства уменьшить расходы, связанные с расследованием и рассмотрением дела независимо от того, реально ли раскаяние преступника. Кроме того, он призван стимулировать преступника к возмещению причинённого преступлением ущерба. Отсутствие фактического раскаяния может быть учтено судом при решении вопроса о применении норм о деятельном раскаянии, однако законодательство большинства государств таких требований не содержит.

В общей части уголовного законодательства он закреплён в законодательстве практически всех государств СНГ (кроме Киргизии), Бразилии, КНР, Латвии, Монголии, Польше, Республики Корея, Чехии, Японии. Применительно к отдельным видам преступлений (как правило, это тяжкие преступления против государства и общественной безопасности, например, шпионаж или террористический акт) нормы о деятельном раскаянии встречаются в законодательстве Австрии, Германии, Испании, Италии, Колумбии, Франции, Швейцарии. В основном эти нормы направлены на стимулирование членов групповых преступных формирований к выдаче своих сообщников.

Деятельное раскаяние по своей природе схоже с добровольным отказом от преступления. Во многих государствах (например, Бразилии, Германии, Италии, Швейцарии) деятельным раскаянием фактически считается добровольный отказ от преступления при оконченном покушении: то есть предотвращение наступления преступных последствий после того, как все необходимые преступные действия были совершены (например, деактивация заложенного взрывного устройства).

В странах англо-американской правовой системы институт деятельного раскаяния практически неизвестен, однако широко используются так называемые «сделки о признании вины», которые представляют собой заключаемое в рамках уголовного процесса соглашение между обвиняемым и обвинителем, предполагающее смягчение наказания в обмен на сотрудничество со следствием.

Примирение с потерпевшим

Основная статья: Примирение с потерпевшим

Примирение с потерпевшим — существующий в уголовном праве многих государств мира институт, предполагающий освобождение от ответственности либо значительное смягчение наказания преступнику, достигнувшему с потерпевшим соглашения о примирении (как правило, предполагающего возмещение причинённого вреда). Соответствующие положения могут содержаться как в уголовном, так и в уголовно-процессуальном законодательстве.

Классическое уголовное право является строго публичной отраслью права: уголовное преследование в классической модели осуществляется независимо от того, желает ли потерпевший привлечения виновного к уголовной ответственности. В последнее время наблюдается отход от данной модели, предполагающий признание более активной роли потерпевшего в уголовном судопроизводстве, а также большую диспозитивность уголовно-правовых отношений. Появляются такие концептуальные альтернативы традиционной репрессивной уголовной политике, как «восстановительное правосудие» и уголовно-правовая медиация (посредничество). Их смысл заключается в смещении акцентов с наказания преступника на восстановление нарушенных преступлением общественных отношений.

В настоящее время подобные процедуры внедрены во многих странах: Австралии, Бельгии, Великобритании, Германии, Канаде, Нидерландах, Новой Зеландии, Польше, США, Франции, Чехии и других. Для гармонизации соответствующих процедур в различных странах Комитетом Министров Совета Европы была принята Рекомендация № R(99)19 от 15 сентября 1999 года «Посредничество в уголовных делах».

Как правило, примирение с потерпевшим регулируется нормами уголовно-процессуального права. В уголовном законодательстве соответствующие нормы встречаются относительно редко. Так, они присутствуют в уголовных кодексах многих государств постсоветского пространства, а также Монголии и Румынии, где примирение с потерпевшим выступает основанием освобождения от уголовной ответственности. Возможность примирения связывается с выполнением ряда условий:

  • невысокая степень опасности совершённого преступления.
  • совершение преступления впервые.
  • признание вины.
  • достижение соглашения о примирении.
  • возмещение причинённого ущерба или иное заглаживание вредных последствий преступления.

Законодательство большинства государств, содержащее соответствующее норму, предоставляет суду возможность не применять соответствующую норму, даже если соглашение о примирении достигнуто. Освобождение, как правило, носит безусловный характер.

Уголовное законодательство некоторых стран включает в себя институт прощения потерпевшим виновного. В отличие от примирения с потерпевшим, прощение возможно также на стадии исполнения наказания. Традиционным является институт прощения потерпевшего для стран мусульманской правовой семьи.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки

Статья 48. Освобождение от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если будет признано, что ко времени расследования или

Истечение сроков давности

Основная статья: Сроки давности в уголовном праве

Сроки давности в уголовном праве — периоды времени, по истечении которых не применяются правовые последствия совершения преступления. В частности, лицо может освобождаться от уголовной ответственности. Течение срока давности в этом случае начинается с момента совершения преступления и может приостанавливаться или прерываться ввиду наступления установленных законом обстоятельств.

Институт сроков давности известен уголовному праву достаточно давно. Он применялся ещё в Древнем Риме.

Он был воспринят континентальным правом, и в настоящее время присутствует в праве большинства стран романо-германской правовой семьи (в уголовном или уголовно-процессуальном законодательстве).

В странах англосаксонской правовой семьи применение сроков давности сильно ограничено и, как правило, возможно лишь в преступлениях небольшой тяжести (мисдиминорах и суммарных преступлениях).

Вопрос об основаниях установления сроков давности в публичном праве является спорным. Одними авторами они связываются с презумпцией утраты общественной вредности самим правонарушением по прошествии длительного времени с момента совершения правонарушения. Согласно другой точке зрения, с истечением сроков давности пропадает целесообразность привлечения лица к уголовной ответственности. Третья точка зрения связана с признанием утраты лицом, совершившим преступление, общественной опасности при условии длительного правомерного поведения.

Имеются также и иные соображения, требующие отказа от применения мер уголовной репрессии к лицам, совершившим преступление достаточно давно. В большинстве случаев при этом акт преступления утрачивает социальную актуальность, в результате чего меры уголовной ответственности не будут иметь должного предупредительного эффекта, а также не будут способствовать удовлетворению потребности потерпевшего и общества в целом в восстановлении социальной справедливости. Кроме того, имеются соображения чисто процессуального свойства: по прошествии длительного времени установление истины в уголовном процессе затруднено из-за утраты доказательств, сложностями с получением достоверных свидетельских показаний и т. п.

Законодательством могут устанавливаться условия, при которых общественная опасность преступления не может быть утрачена со временем и, соответственно, не могут быть применены сроки давности. На международном уровне установлено, что сроки давности не применяются к лицам, совершившим военные преступления и преступления против человечества.

Институт освобождения от отбывания наказания: критерии выделения

Проблема освобождения от наказания является составной частью более широкой проблемы – освобождения от уголовной ответственности. Как отмечают некоторые ученые, проведение различия между указанными институтами затрагивает не только правовые, но и этические вопросы, т.к. от этого, по существу, зависит, признает ли суд лицо виновным в совершении преступления или нет.

Разграничить освобождение от уголовной ответственности и освобождение от наказания можно по следующим критериям. Во-первых, по основаниям их применения. Освобождение от уголовной ответственности происходит в тех случаях, когда преступление не представляет большой общественной опасности и лицо, его совершившее, может исправиться без осуждения. Основанием здесь является нецелесообразность привлечения субъекта к уголовной ответственности. Основанием же освобождения от наказания выступает нецелесообразность его назначения, например в случае, когда исправление осужденного возможно другими средствами (ст. 92 УК РФ) либо когда достижение его целей является невозможным (ч. 1 ст. 81 УК РФ).

Во-вторых, рассматриваемые институты разнятся по своему содержанию. Одно лишь освобождение от наказания не влечет прекращение уголовной ответственности, поскольку лицо не освобождается от осуждения, отрицательной оценки его поведения государством в виде постановления судом обвинительного приговора. Кроме того, будучи формой реализации уголовной ответственности, наказание не только не исчерпывает всего содержания последней, но и не охватывает ответственность по времени (она уже существует до назначения наказания и еще продолжается после его исполнения). Поэтомуосвобождение от уголовной ответственности всегда охватывает и освобождение от наказания.

Помимо освобождения от наказания действующему уголовному законодательству известна еще одна номинативная конструкция – «освобождение от отбывания наказания». Об этом свидетельствует, к примеру, содержание ст. 79 УК РФ, в которой идет речь об условно-досрочном освобождении именно от отбывания наказания. Впервые он был введен ст. 46 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. Несмотря на то, что законодатель оперирует указанной номинативной конструкцией на протяжении продолжительного периода времени, часто используя ее в конструкциях правовых норм, до сих пор не разработана соответствующая теоретическая база. Многими учеными рассматриваемое понятие, вообще игнорируется.

В юридической литературе встречаются и другие эквиваленты понятия «освобождение от отбывания наказания»: «освобождение от дальнейшего отбывания наказания», «освобождение от продолжения отбывания наказания», «освобождение от исполнения наказания».

Думается, ни одна из приведенных формулировок не может быть признана удачной. Во-первых, использование в лексической конструкции «освобождение от отбывания наказания» слов «дальнейшего» или «продолжения» выглядит явно излишним, поскольку термин «отбывание» сам по себе предполагает некий процесс исполнения какой-либо обязанности и указанные языковые единицы сюда ничего не добавляют. Не совсем корректен данный оборот и с позиции действующего законодательства, поскольку УК РФ предусматривает случаи освобождения от отбывания наказания, неблагоприятные последствия которого лицо еще не начало претерпевать (например, при отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей), стало быть, ни о каком дальнейшем отбывании не может быть и речи.

Во-вторых, для применения такой конструкции, как «освобождение от исполнения наказания», также не имеется достаточных оснований. Видимо, ее разработчики не учитывают сущности уголовно-исполнительного правоотношения, когда наказание исполняют специализированные государственные учреждения и органы (от выполнения, возложенной на них функции они не могут быть освобождены по определению), а осужденные исключительно его отбывают.

Сказанное позволяет заключить, что уголовному праву известен и такой институт, как освобождение от отбывания наказания. Однако в чем заключается его особенность и отличие от освобождения от наказания, не совсем понятно.

По мнению В.А. Авдеева, освобождение от наказания допускается исключительно на допенитенциарной стадии, которая охватывает период времени с момента совершения лицом преступления до момента постановления судом обвинительного приговора, в то время как освобождение от отбывания наказания возможно только на пенитенциарной стадии – период времени с момента постановления обвинительного приговора до момента освобождения лица.

С данной точкой зрения согласиться довольно трудно. Известно, что освобождение от наказания в связи с изменением обстановки осуществляется при постановлении судом обвинительного приговора.

С.И. Зельдов считал, что освобождение от наказания может быть только полным и безусловным, а освобождение от отбывания наказания возможно под каким-либо условием.

Предложенный автором метод решения проблемы вряд ли является универсальным, т.к. реализация нормы, содержащейся в ст. 83 УК РФ, регулирующей освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда, осуществляется без каких-либо условий, т.е. безусловно.

Представляется, что в основу разграничения исследуемых институтов может быть положен такой критерий, как постановление судом обвинительного приговора с назначением подсудимому наказания. Если указанный судебный акт содержит данную меру государственного принуждения, то освободить субъекта возможно исключительно от отбывания наказания. При постановлении обвинительного приговора суда без назначения наказания речь должна идти только об освобождении от наказания. Необходимо отметить, что в соответствии с действующим законодательством освобождение от наказания имеет место также в случае вынесения судом постановления об освобождении от наказания лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания (ч. 1 ст. 443 УПК РФ).

Другим критерием, во многом производным от предыдущего, является наличие или отсутствие у лица состояния судимости. Будучи специфическим последствием назначенного наказания, она существует и при освобождении от его отбывания вплоть до момента погашения или снятия. У субъекта, освобожденного от наказания, ее не может быть изначально, поскольку отсутствует само основание возникновения судимости (наказание). Поэтому лицо, освобожденное от наказания, считается несудимым (ч. 2 ст. 86 УК РФ).

Таким образом, основываясь на формально-логическом анализе правовых норм, содержащихся в гл. 12–14 УК РФ, к освобождению от наказания следует относить: освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 801 УК РФ); освобождение от наказания в связи с болезнью (ч. 1 ст. 81 УК РФ)1; освобождение от наказания по амнистии (ст. 84 УК РФ); освобождение от наказания несовершеннолетних (ст. 92 УК РФ). Освобождение от отбывания наказания представлено: условно-досрочным освобож-дением от отбывания наказания (ст. 79, 93 УК РФ); освобождением от отбывания наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ); отсрочкой отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК РФ); освобождением от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК РФ); освобождением от отбывания наказания по амнистии (ст. 84 УК РФ); освобождением от отбывания наказания на основе помилования (ст. 85 УК РФ).

Вместе с тем отнесение законодателем отдельных институтов к видам освобождения от наказания либо его отбывания имеет ряд недостатков.

Сказанное напрямую относится к освобождению от наказания в связи с болезнью. С критикой ч. 1 ст. 81 УК РФ выступает Ю.М. Ткачевский. В состоянии невменяемости, отмечает он, лицо не подлежит уголовной ответственности, а потому об освобождении от наказания в данном случае говорить не приходится. Следовательно, лицо, у которого после совершения преступления и до постановления судом обвинительного приговора наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит освобождению не от наказания, а от уголовной ответственности.

Противоположную позицию занимает Верховный Суд РФ. В решениях по конкретным делам неоднократно указывалось на недопустимость освобождения таких лиц от уголовной ответственности.

Подобная практика находит сторонников и в доктрине уголовного права. Так, И.А. Юрченко считает, что подход Верховного Суда РФ к решению проблемы вполне обоснован, т.к. лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, не освобождается от обязанности претерпеть неблагоприятные последствия совершенного им преступления.

Однако и данная точка зрения, думается, не отражает сущности исследуемой меры. В рассматриваемом случае субъект не подлежит наказанию, также как не подлежит уголовной ответственности лицо, совершившее общественно опасное деяние в состоянии невменяемости (ч. 1 ст. 21 УК РФ). Следовательно, нелогично освобождать лицо от наказания, которому оно не подлежит. Тем не менее в настоящее время обозначенная категория лиц освобождается именно от наказания (ч. 1 ст. 81 УК РФ, ч. 1 ст. 443 УПК РФ).

Урегулировать сложившуюся ситуацию, как отмечают отдельные ученые, могло бы введение отсрочки исполнения наказания, коль скоро суд по истечении определенного периода времени (как это имеет место в отношении осужденных женщин, освобожденных от отбывания наказания в порядке ч. 3 ст. 82 УК РФ) возвращается к вопросу о дальнейшей судьбе выздоровевшего индивида. Однако вряд ли подобная мера уголовно-правового воздействия будет рациональной. Институт отсрочки предполагает прежде всего осознание осужденным возможности наступления неблагоприятных последствий в случае нарушения ее условий. Ничего подобного нельзя требовать от невменяемого лица, поскольку оно не способно понять цель применяемого к нему воздействия. Тем более, в ситуации введения отсрочки исполнения наказания предполагается постановление обвинительного приговора суда в отношении невменяемого лица, что недопустимо с точки зрения действующего законодательства, поскольку лицо не осознает фактический характер и общественную опасность своих действий и не может руководить ими.

В юридической литературе содержаться и другие подходы к разрешению исследуемой проблемы. Так, С. Шишков считает необходимым включить в уголовный закон статью о психическом расстройстве, препятствующем рассмотрению вопроса о виновности. В соответствии с ней, лицо, подозреваемое или обвиняемое в преступлении и заболевшее психическим расстройством, в период указанного заболевания не может признаваться виновным в совершении данного преступления. Признание лица виновным возможно в случае его выздоровления или такого улучшения психического состояния, при котором восстанавливается утраченная ранее способность самостоятельно участвовать в производстве по делу.

На наш взгляд, приведенное предложение вряд ли целесообразно, иначе придется констатировать смешение предметов материального (уголовного) и уголовно-процессуального права.

Иной выход из сложившейся ситуации предлагает В.Ф. Щепельков. По его мнению, необходимо уточнить содержание ч. 1 ст. 81 УК РФ, указав, что речь в ней идет только о тех лицах, которым вынесен обвинительный приговор суда.

Подобный подход решит лишь часть проблемы. Во-первых, остается открытым вопрос об освобождении от наказания лиц, у которых психическое расстройство наступило до постановления судом обвинительного приговора, т.е. на стадии предварительного следствия либо в стадии судебного разбирательства. Во-вторых, психическое расстройство может наступить у лица после постановления судом обвинительного приговора, но до обращения его к исполнению. В данной ситуации, по нашему мнению, корректнее вести речь не об освобождении от отбывания наказания, а о приостановлении срока обращения к исполнению обвинительного приговора суда. В-третьих, в отношении лиц, уже отбывающих наказание, более целесообразно использование такой формулировки, как «приостановление исполнения наказания». Развитие психического расстройства исключает возможность для осужденного быть субъектом уголовно-правового и уголовно-исполнительного правоотношения. Поэтому освобождение от отбывания наказания «не субъекта» вряд ли правомерно.

Надо сказать, что не все авторы разделяют мнение о необходимости освобождения от отбывания наказания лиц с психическими расстройствами, лишающих их возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия), возникшими после совершения преступления. Например, довольно трудно согласиться с Б. Спасенниковым, который отмечает, что развитие у лица хронического психического расстройства не должно служить основанием для обязательного освобождения от отбывания наказания. Медикаментозное лечение таких лиц может проводиться в лечебных учреждениях (в том числе и в психиатрических стационарах), организуемых в рамках уголовно-исполнительной системы. Следуя логике его рассуждений, карательно-воспитательное воздействие на осужденного продолжается, что, на наш взгляд, бессмысленно, неправомерно и бесперспективно, т.к. последний не осознает сути происходящих с ним событий.

Другие ученые, напротив, считают, что при тяжелом и одновременно хроническом психическом расстройстве осужденный подлежит освобождению от отбывания наказания, причем оно должно быть безусловным и окончательным, не допускающим возможности возобновления исполнения наказания, поскольку: «освобождение от наказания, предполагающее возможность возобновления его отбывания в будущем, теряет право называться освобождением». На наш взгляд, данную точку зрения, достаточно трудно признать обоснованной, хотя бы потому, что возможны случаи выздоровления указанной категории лиц. Кроме того, как уже указывалось, освобождение от отбывания наказания лица, которое ввиду психического расстройства перестает быть участником уголовно-правового и уголовно-исполнительного правоотношения вряд ли правомерно.

Несомненно данная проблема требует более всестороннего исследования. Однако мы можем предложить следующее ее решение. Думается, что в рассматриваемых случаях, суд не должен решать вопрос ни об освобождении от наказания ни от его отбывания. Если психическое расстройство возникает у лица на стадии предварительного следствия, должно иметь место приостановление предварительного следствия (ст. 208 УПК РФ). В ситуации возникновения заболевания на стадии судебного разбирательства необходимо приостанавливать производство по уголовному делу (ст. 238 УПК РФ). Если же расстройство наступает у лица после постановления в его отношении обвинительного приговора суда, но до обращения его к исполнению, необходимо применять отсрочку исполнения приговора (ст. 398 УПК РФ). И наконец, если психическое расстройство возникает у лица уже в процессе отбывания им наказания, следует приостанавливать исполнение данного наказания (ст. 397 УПК РФ, ст. 175 УИК РФ). Данное законодательное предложение видится возможным путем изменения соответствующих статей уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства.

Когда психические расстройства связаны с возможностью причинения лицами, в отношении которых невозможно назначение или исполнение наказания, иного существенного вреда или с опасностью для себя или других лиц, в их отношении суд должен прибегнуть еще и к назначению необходимых принудительных мер медицинского характера. Правовой же статус лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания, необходимо определять в соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 97 УК РФ. При этом ст. 102 УК РФ целесообразно дополнить указанием, что в случае выздоровления таких лиц они могут подлежать уголовной ответственности и наказанию, если не истекли сроки давности, предусмотренные ст. 78, 83 УК РФ. Истечение сроков давности будет основанием освобождения лица от уголовной ответственности либо от отбывания наказания. Если к моменту выздоровления лица сроки давности не истекут, то оно должно подлежать уголовной ответственности и наказанию.

Определенные трудности, по нашему мнению, может вызвать реализация положений, закрепленных в ст. 92 УК РФ, суть которой сводится к возможности освобождения несовершеннолетнего от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

В соответствии с ч. 1 ст. 92 УК РФ несовершеннолетний, осужденный за совершение преступления небольшой или средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, указанных в ч. 2 ст. 90 УК РФ.

В ч. 2 ст. 92 УК РФ говорится о возможности освобождения от наказания несовершеннолетнего, осужденного к лишению свободы за совершение преступления средней тяжести, а также тяжкого преступления с его помещением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием. Формулировка нормы наводит на мысль, что речь в ней идет не об освобождении от наказания, а от его отбывания, поскольку оно назначено в виде лишения свободы. Видимо, это следует отнести к упущениям законодателя при конструировании либо данной уголовно-правовой нормы, либо названия статьи. Дело в том, что суть освобождения от наказания сводится к возможности исправления осужденного без назначения ему наказания. Если же наказание назначено, то речь должна идти не об освобождении от наказания, а от его отбывания. Поскольку наказание в виде лишения свободы несовершеннолетнему все-таки назначается, следует заключить, что название ст. 92 УК РФ не в полной мере отражает суть содержащихся в ней норм. Поэтому целесообразнее было бы назвать ее «Освобождение от наказания либо его отбывания несовершеннолетних».

На практике ст. 92 УК РФ применяется крайне редко. При наличии достаточных оснований для применения положений рассматриваемой статьи суды в большинстве случаев отдают предпочтение условному осуждению. Подобная практика, видимо, объясняется отсутствием у суда реальной возможности отменить принудительные меры воспитательного воздействия, назначенные в порядке ч. 1 ст. 92 УК РФ и прибегнуть к наказанию в случае, если несовершеннолетний систематически их не исполняет, т.к. данный вид освобождения от наказания является безусловным. К одной из причин неприменения норм, содержащихся в ч. 2 ст. 92 УК РФ, указывает Н. Киреева, можно отнести ограниченное число специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа, которые имеются не в каждом субъекте РФ. Следует согласиться с автором также и в том, что для реализации положений ч. 2 ст. 92 УК РФ необходимо создание таких учреждений в каждом субъекте РФ. Иначе, освобожденные на основании рассматриваемых норм, оказываются в худшем положении, чем совершеннолетние, осужденные к наказанию в виде лишения свободы, в части связи с родственниками, поскольку последние, за небольшим исключением, отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта РФ, в котором они проживали или были осуждены (ч. 1 ст. 73 УИК РФ).

Выход из сложившейся ситуации В. Боровиков видит в возможности закрепления в качестве наказания такой меры воспитательного воздействия, как обязанности загладить причиненный вред. Оно могло бы назначаться вместо наказаний, не связанных с лишением свободы. Полагаем, что предлагаемое автором решение проблемы не достаточно аргументировано. Очевидно, что гражданско-правовые меры (к которым можно отнести возмещение вреда) не могут подменять собой наказание. Кроме того, ничего не говорится об изменении законодательства в части наказаний, связанных с лишением свободы.

В юридической литературе содержится и иной вариант решения этого вопроса. Н.Ю. Скрипченко полагает, что в случае систематического нарушения несовершеннолетним условий пребывания в специальном учебно-воспитательном учреждении необходима их отмена и назначение наказания.

Схожую позицию занимает Верховный Суд РФ. В п. 35 постановления от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» указывается на право суда освободить от наказания несовершеннолетнего за совершение преступлений небольшой или средней тяжести путем постановления обвинительного приговора суда без назначения наказания. В данном пункте также предусмотрена возможность освобождения от отбывания наказания несовершеннолетнего за совершения средней тяжести, а также тяжкого преступления с помещением в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием. Причем такое освобождение применяется в порядке замены назначенного лишения свободы другим наказанием.

При установлении систематического неисполнения несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия, назначенной в порядке ч. 1 ст. 92 УК РФ, суд может ее отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение (п. 38 постановления).

Если регламентация освобождения от отбывания наказания возражений не вызывает, то в отношении освобождения от наказания хотелось бы отметить следующее. На наш взгляд, представляется нелогичным сначала освобождать несовершеннолетнего от наказания путем постановления в его отношении обвинительного приговора суда без назначения наказания, а затем снова возвращаться к вопросу о его назначении.Отмена принудительных мер воспитательного воздействия и назначение наказания несовершеннолетнему в таких случаях фактически будет означать нарушение базового принципа уголовного права – справедливости, в соответствии с которым лицо не может нести уголовную ответственность дважды за одно и тоже преступление. В отношении несовершеннолетнего уже был постановлен обвинительный приговор суда без назначения наказания. Постановление обвинительного приговора суда этому же лицу, в случае неисполнения им принудительной меры, но с назначением наказания будет означать повторное привлечение к уголовной ответственности за тоже уголовно-наказуемое деяние.

Полагаем, что более эффективно установить в ст. 92 УК РФ правило, в соответствии с которым несовершеннолетнему назначается наказание, но его отбывание отодвигается во времени (отсрочка отбывания наказания), при этом суд обязывает осужденного подвергнуться принудительной мере воспитательного воздействия в виде помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Если несовершеннолетний не уклоняется от ее исполнения, не совершает нового преступления, то по истечении срока, на который она была назначена, он освобождается от отбывания наказания. В противном случае указанная мера воспитательного воздействия отменяется и осужденный привлекается к отбыванию наказания. При этом необходимо установить правило, в соответствии с которым время пребывания лица в специальном учебно-воспитательном учреждении может засчитываться в срок наказания, если несовершеннолетний привлекается к его отбыванию.

Некоторые ученые к видам освобождения от наказания относят освобождение, осуществляемое на основе амнистии. Однако, когда в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается уголовное преследование либо уголовное дело, имеет место освобождение от уголовной ответственности (п. 3 ч. 1 ст. 27, ч. 1 ст. 239, ч. 1 ст. 254 УПК РФ). Если подозреваемый или обвиняемый возражает против его освобождения от уголовной ответственности по амнистии, производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке (ч. 2 ст. 27 УПК РФ). В этом случае суд постановляет обвинительный приговор с назначением наказания и освобождением от его отбывания (п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре»).

Следовательно, на основе амнистии может осуществляться освобождение от уголовной ответственности либо от отбывания наказания.

Таким образом, следует констатировать, что к освобождению от наказания целесообразно относить исключительно положения, предусмотренные ст. 801УК РФ.

Переходя к анализу видов освобождения от отбывания наказания, необходимо отметить, что некоторые ученые вполне обоснованно предлагают относить к их числу и условное осуждение.

Противники такого подхода к решению данного вопроса указывают, что при применении ст. 73 УК РФ суд не освобождает от наказания, а назначает его.

При условном осуждении, отмечает А.И. Рарог, суд действительно сначала назначает наказание, однако затем освобождает лицо от его отбывания. Условное осуждение отвечает и критериям выделения института освобождения от отбывания наказания. Суд постановляет обвинительный приговор с назначением наказания, с момента вступления в законную силу которого и до истечения испытательного срока, осужденный считается имеющим судимость. Кроме того, условное осуждение не предусмотрено ст. 44 УК РФ в качестве вида наказания.

С большой степенью условности к видам освобождения от отбывания наказания можно отнести замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК РФ). При применении этого института происходит освобождение от одного наказания, но оно заменяется другим, более мягким. Уголовно-исполнительное правоотношение в этом случае лишь видоизменяется, трансформируется, но не прекращается. К подобному выводу приходит и М.Н. Белов, по мнению которого замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания относится к правоизменяющему, а не правопрекращающему факту.

Таким образом, к институту освобождения от отбывания наказания следует относить условное осуждение (ст. 73 УК РФ); условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 79, 93 УК РФ); освобождение от отбывания наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ); отсрочку отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК РФ); освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК РФ); освобождение от отбывания наказания по амнистии (ст. 84 УК РФ); освобождение от отбывания наказания на основе помилования (ст. 85 УК РФ); освобождение, осуществляемое в порядке ст. 92 УК РФ2.

Основываясь на изложенном, можно сделать вывод, что название гл. 12 УК РФ не отражает в полной мере сути содержащихся в ней уголовно-правовых институтов. Помимо норм об освобождении от наказания, в ней содержатся также и те, которые регулируют освобождение от его отбывания. Поэтому целесообразнее было бы назвать ее «Освобождение от наказания и его отбывания».

Среди ученых не сложилось единого мнения по вопросу о классификации видов освобождения от наказания и его отбывания.

С.И. Зельдов объединял виды освобождения от наказания и его отбывания в три группы: освобождение от наказания (с заменой или без замены его иными мерами); освобождение (полное или частичное) от отбывания наказания в момент его назначения; освобождение (полное или частичное) от отбывания наказания в процессе его исполнения либо отсрочки исполнения.

Данная классификация не лишена некоторых недостатков. Во-первых, отнесение некоторых правовых норм, на основе которых осуществляется освобождение от отбывания наказания (содержащихся, к примеру, в ч. 1 ст. 82 УК РФ), одновременно к нескольким группам подрывает основной критерий построения всякой классификации – ее члены должны взаимно исключать друг друга, следовательно, ни один из них не должен входить в объем другого плана. Во-вторых, в ней не остается места освобождению от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда, поскольку оно осуществляется ни в момент назначения наказания, ни в процессе исполнения последнего.

А.И. Рарог предлагает систематизировать виды освобождения от наказания и его отбывания в следующие группы: освобождение от назначения наказания; освобождение от реального отбывания наказания; досрочное освобождение от дальнейшего отбывания частично отбытого наказания. В соответствии с таким подходом один и тот же вид освобождения от отбывания наказания, предусмотренный ст. 82 УК РФ, опять же будет отнесен сразу к двум классификационным группам. Действительно, юридическая природа отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей такова, что позволяет применять ее как в момент назначения наказания, так и в процессе его исполнения.

Некоторые виды освобождения от наказания и его отбывания не зависят от усмотрения суда и применяются в обязательном порядке, другие же составляют не обязанность, а право этого органа. В связи с этим отдельные ученые выделяют две их разновидности: обязательное и факультативное освобождение от наказания и его отбывания. Так, А.В. Кладков в основу такой дифференциации кладет критерий выполнения осужденным определенных условий. К первому виду освобождения он причисляет: условное осуждение (ст. 73 УК РФ); освобождение от наказания в связи с болезнью (ч. 1, 3 ст. 81 УК РФ); отсрочку отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК РФ). Ко второму им отнесены: условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 79, 93 УК РФ); замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК РФ); освобождение от наказания в связи с болезнью (ч. 2 ст. 81 УК РФ); освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК РФ).

Классификация видов освобождения от наказания и его отбывания на основе указанного критерия вряд ли научно обоснована. При условном осуждении лицо еще не выполнило условия, которые определяются судом на время испытательного срока. Освобождение же от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда не связано с выполнением осужденным каких-либо условий.

Более совершенной в этом смысле выглядит систематизация, предложенная А.И. Рарогом. К обязательному освобождению от наказания и его отбывания он относит: освобождение от наказания в связи с болезнью (ч.1 ст. 81 УК РФ); освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК РФ); освобождение, осуществляемое на основе амнистии либо помилования (ст. 84, 85 УК РФ); к факультативному – условное осуждение (ст. 73 УК РФ); условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 79, 93 УК РФ); замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК РФ); освобождение от наказания в связи с болезнью (ч. 2, 3 ст. 81 УК РФ); отсрочку отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК РФ), а также освобождение от наказания несовершеннолетних (ст. 92 УК РФ).

Однако и с приведенной классификацией нельзя в полной мере согласиться, поскольку такой структурный элемент, как освобождение от наказания в связи с болезнью, представлен в обеих группах.

Рассмотрение видов освобождения от наказания и его отбывания показывает, что применение некоторых из них предполагает возможность отмены при наличии того или иного основания, другие же не могут быть отменены ни при каких обстоятельствах. Поэтому отдельные специалисты находят логичным выделить две их разновидности – безусловное и условное освобождение.

Использование критерия условности/безусловности освобождения также не позволяет провести научно обоснованную классификацию видов освобождения от наказания и его отбывания. Известно, что освобождение военнослужащих от отбывания наказания в связи с болезнью в одних случаях является безусловным, а в других – если неотбытая часть наказания заменена им более мягким видом наказания – условным.

В основу деления видов освобождения от наказания и его отбывания можно положить иное основание, к примеру – исправление осужденного. Но при этом один и тот же структурный элемент (освобождение от отбывания наказания в связи с болезнью) будет отнесен сразу к двум группам. Подобное происходит в силу того, что при освобождении лица от отбывания наказания по ч. 2 ст. 81 УК РФ, помимо таких критериев, как тяжесть болезни, тяжесть совершенного им преступления и часть отбытого срока, учитывается и его исправление, в то же время при применении ч. 3 этой статьи исправление осужденного не берется во внимание.

Таким образом, классификация видов освобождения от наказания и его отбывания на основе рассмотренных критериев не может быть признана научно обоснованной.

Источники

  • https://jurkom74.ru/ucheba/osvobozhdenie-ot-ugolovnoy-otvetstvennosti
  • https://studfile.net/preview/1790591/page:21/
  • https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BE%D1%82_%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B9_%D0%BE%D1%82%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8
  • https://law.wikireading.ru/23111
  • https://studfile.net/preview/3234615/page:3/

Это интересно