Красная зона: взгляд изнутри на порядки, режим и жизнь в такой тюрьме

Красная зона: взгляд изнутри на порядки, режим и жизнь в такой тюрьме

Красная зона: взгляд изнутри на порядки, режим и жизнь в такой тюрьме

Что такое красная зона?

Многие слышали про деление зон на «красные» и «черные». Причем есть две классификации, и они разнятся друг с другом. Что такое “красная” зона, какая называется “черной”? Что это за классификации? Рассмотрим подробнее.

Колючее ограждение

Особенности «красной зоны»

«Красная тюрьма» – это оценочный термин, который хоть и применяется в мировой практике, но больше он характерен лексике заключенных. Что он значит?

«Красная зона» — это тюрьма, в которой абсолютно все должно соответствовать современному законодательству.

Здесь все вопросы или проблемы заключенных решает администрация колонии, поэтому, как правило, в «красной зоне» для всех заключенных наивысшим авторитетом обладает не кто иной, как администрация колонии.

Даже жалобы осужденных, а у жалоб есть свойство все равно просачиваться через стены колонии, и то прежде всего они проходят через ее администрацию.

Администрации таких тюрем со своей стороны могут попросту проигнорировать многочисленные жалобы и прошения своих заключенных.

По сути, под термином «красная зона» подразумевается такое использование законодательных норм по отношению к содержанию арестантов, которой характерно особая дотошность, строгость и даже навязчивость.

Практика показывает, что заключенные «красной зоны» больше страдают от придирок самой администрации учреждения, чем от меры наказания, к которой приговорил суд.

Понятие «красный на зоне» неофициальное, у него нет строго обозначенного определения, однако на практике «красная зона» характеризуется следующим рядом особенностей, каждая из которых может иметь место в таких тюрьмах:

  • строгость в исполнении осужденными всех норм не только внутренних приказов администрации тюрьмы, но и других исправительных кодексов;
  • заключенные не имеют права нарушать какие-либо указания начальства лагеря относительно своего внешнего вида, а также состояния самой одежды;
  • каждый осужденный должен строго-настрого придерживаться определенных правил в построении, выхода на рабочие задания, а также беспрекословно следовать заведенному распорядку дня.

На «красной зоне» заключенный будет подвержен крайне жестоким мерам наказания даже за малейшие нарушения порядка или акт неподчинения.

Как правило, непокорным грозит:

  • запрет на свидание;
  • лишение своего законного права на получение передач;
  • помещение в ШИЗО (штрафной изолятор);
  • затворничество в ПКТ (помещение камерного типа) на период до шести месяцев;
  • изменение режима содержания осужденного;
  • и даже увеличение срока наказания.

Все вышеприведенные способы наказания разрешены по современному законодательству. Чем же тогда отличаются «красные зоны»? В таких местах меры наказания отличаются своей целью.

Так, администрация такого учреждения, решив кого-то жестоко наказать, не руководствуется намерением исправить неправильное поведение осужденного. Напротив, начальство «красных зон» хочет сломать личность непокорного, что не является секретом для заключенных.

Общеизвестно, что в каждой тюрьме презирают эдаких активистов (осужденных-помощников администрации). Несмотря на то, что сотрудники их унижают, но это не мешает им корыстно использовать их в своих интересах, а именно — контролировать любые процессы, происходящие в камерах заключенных.

Более того, активисты совершенно не гнушаются исполнять крайне унизительные задания администрации, которые не станут делать большинство осужденных.

Поэтому если начальство хочет внедрить «красное движение», то в таких учреждениях теряют всякий страх и стыд заведующие хозяйством, ответственные за дисциплину и другая «шерсть» («шерсть» — это осужденные, которые докладывают любую информацию начальству).

В «красных зонах» тюремщики не делают предупреждение или же строгое замечание оступившемуся заключенному. Если дело дошло до нарушения порядка, то в таких лагерях почти сразу же наказывают, при том, что мера наказания постоянно идет по нарастающей, независимо от степени серьезности проступка осужденного.

Поэтому заключенные в таких тюрьмах живут в постоянном страхе оказаться под судом за непокорность, наложением дополнительного срока ареста или же изменением режима его содержания.

«Красные» и «черные» зоны — как возникло такое разделение

Тюрьмы и исправительные колонии с советских времен и до наших дней подразделяются на так называемые «черные» и «красные».

И если очень вкратце, то эти названия обозначают то, кто удерживает реальное главенство в месте лишения свободы: официальная администрация и сотрудники-надзиратели — либо же привилегированные заключенные, «блатные».Начнем с того, что обозначают сами эти названия-цвета.

«Черными» еще со времен ГУЛага называли «воров в законе» и вообще «блатных» — то есть представителей «сливок» тюремного общества.

Это люди с криминальными биографиями, имеющие авторитет и влияние как в пределах конкретной зоны, так и вообще в криминальном сообществе (их статус от перемещения в другие исправительные учреждения не менялся).

Там, где реальными хозяевами, устанавливающими порядки на зоне, были «воры в законе», зона начинала считаться «черной».

А что касается «красных», то тут толкование более многогранное. «Красными» с советских времен сидельцы называли всех правоохранителей в целом и тюремных надзирателей в частности.

Почему именно «красными» — да попросту в честь красного знамени Советского Союза и прочей прилагающейся символики.

Но, кроме того, «красными» иногда называют такую тюремную касту, как «активисты» (они же — «козлы»): то есть люди, активно сотрудничающие с администрацией — логично, что на «красных» зонах такие персонажи присутствуют.

Какие зоны и по каким причинам становились «красными» или «черными»?

В эпоху раннего сталинизма все лагеря, по сути, были «красными» — жесткий контроль лагерных администраций был повсеместным. Но ситуацию переломили «сучьи войны» сороковых—шестидесятых годов: там, где власть брали «суки», зона становилась «красной», а там, где управляли «воры в законе», — «черной».

Красная зона
Были колонии, которые за свою историю меняли «окраску»: то ли администрация начинала жестко подавлять самоуправство сидельцев, то ли заключенные под руководством «блатных» устраивали бунты…

Бунт на зоне
Вообще, долгое время наблюдалась такая закономерность: «черными» зоны чаще становились вблизи крупных городов (или если тюремная территория была в черте города). Если в городе был авторитетный «смотрящий» и сплоченное криминальное сообщество, то места лишения свободы становились подчиненными ему.

Черная зона
В городах проще поддерживать «черный ход» — в тюрьмы передается «грев» от находящихся на воле криминальных элементов, совершается торговля наркотиками и алкоголем (разумеется, незаконная), полученные от заключенных деньги идут в воровской «общак» и т. д. Более того, в городах криминалитету проще организовывать давление на сотрудников СИЗО, которые в этих же городах проживают с семьями и, соответственно, не всегда могут гарантировать себе личную безопасность.

Черная зона
Ситуация же с отдаленными колониями выглядит иначе. Расположенные на значительном расстоянии от населенных пунктов, иногда в суровых природных условиях (например, в северной части России), эти колонии вообще не приспособлены для связей с внешним миром, и «черный ход» там организовать технически весьма проблематично.

Красная зона
Кроме того, в условиях отдаленности от городов бунты и всяческие диверсии куда опаснее для самих заключенных, даже авторитетных — администрации колоний идут на более жесткие меры подавления таких действий, и каждый заключенный понимает, что суды и адвокаты тоже далеко — доказать факты превышения полномочий и т. п. прецедентов администрацией колонии весьма проблематично. Поэтому большинство таких колоний «красные». Исторически в суровых «красных» колониях происходил более жестокий прессинг «воров в законе» — некоторые из таких колоний знамениты большим количеством «раскоронаций».

Красная зона
Существовали (и существуют) тюрьмы и колонии, которые априори могут быть только «чисто красными»: это специальные исправительные учреждения для бывших сотрудников правоохранительной и судебно-юридической систем. Все эти люди на обычных зонах (хоть «красных», хоть «черных») считаются априори изгоями, «ментовскими».

Ментовская зона
Они попадают в низшую касту заключенных и для них постоянно есть опасность быть убитыми — так как убийство «мента», хоть и отбывающего официально назначенное наказание, считается весьма поощряемым поступком в глазах «блатных». Так вот, ради безопасности этих людей, примерно с пятидесятых годов стали строится спецтюрьмы, где не было ни блатных, ни «мужиков», — только совершившие правонарушения бывшие милиционеры, гаишники, судьи, следователи, прокуроры и адвокаты.

Красная зона
Современная же российская тенденция — существенное сокращение численности классических «черных» зон. Но в противовес этому, руководство «красных» колоний и тюрем наоборот всё чаще вступает во взаимодействие с криминалитетом, т. к. имеет свою долю с нарко- и алкотрафика либо еще какие-то выгоды.

Первый вариант классификации зон

Первая классификация дает нам следующее определение того, что такое красная зона. По этой классификации зоны разнятся своим контингентом. Красная зона — исправительная колония для бывших сотрудников правоохранительных органов. Черная зона – это колония, где отбывают сроки гражданские лица. Красные зоны в России по этой классификации предназначены не только для бывших полицейских, но и для прокуроров, военных, сотрудников Следственного комитета, судебных приставов, тюремщиков. Сажать их в одну камеру с тем контингентом, который они сами привлекли к ответственности, значит лишь повышать преступность в колониях.

Какие зоны в России «красные» по этой классификации? Наказания бывшие сотрудники органов отбывают в следующих местах:

  1. Г. Нижний Тагил Свердловской области, ИК-13.
  2. Г. Бор Нижегородской области, Борский район, ИК-11.
  3. Г. Скопин, мкрн. Октябрьский, Рязанская область, ИК-3.
  4. Г. Энгельс, Промзона, Саратовская область, ИК-13.
  5. Г. Печора, поселок Миша-Яг, Республика Коми, ИК-49.
  6. Республика Мордовия, Зубово-Полянский р-н, поселок Леплей, ИК-5.
  7. Г. Иркутск, ИК-3.

Второй пример классификации зон

Сейчас все чаще используют еще одно значение при делении колоний по цветам. Что такое красная зона по этой классификации? Это колония, где «бал правит» администрация и актив. Здесь поощряется взаимодействие заключенных с администрацией зоны. В «черной» зоне сильны воровские традиции; параллельно с администрацией существует сильный «институт смотрящих»; жизнь строится на тюремных законах.

Человек за решеткой

Чем отличается красная зона от черной? Отличительные признаки:

  • Власть находится у «актива» и администрации.
  • Нет свободного оборота алкоголя и наркотических средств.
  • Заключенные заняты трудом, не слоняются без дела.
  • Принято здороваться с каждым сотрудником.

Чем хороши «черные» зоны

Разница порядков на зонах «красного» и «черного» типов очевидна. «Черные» зоны хороши для заключенных послаблениями в режиме и правилах — можно носить различную одежду, более свободно получать передачи «с воли», пользоваться современными средствами связи, спать в дневное время и мн. др.

Черная зона
В некоторых «черных» зонах есть даже возможность получить наркотики и алкоголь, — но не во всех. Из минусов — в них следует четко придерживаться «понятий» и правил тюремной иерархии, так как в случае конфликтов суровые воровские законы могут сработать раньше официальных.

Чем известны «красные» зоны

В «красных» же зонах жестче официально установленный распорядок, который порой касается мельчайших деталей быта заключенных. Иногда в таких колониях заключенным бывает довольно голодно, если они не работают, так как «грев» с воли тут ограниченный, но для желающих подрабатывать при «красных» зонах зачастую функционируют какие-то мини-предприятия, мастерские и т. п.

Красная зона
Зато здесь редки случаи беспредела и расправ среди сидельцев — если администрация колонии не допускает особого самоуправства, то отсидку в таких зонах на сегодняшний день можно назвать более безопасной.

И еще пара вариантов

Бывает такая разновидность зон, как «редисочные», — те, где формально у руля находится всё же администрация, но фактически действуют «активисты». И эти «активисты» могут позволять себе много больше, нежели лично сотрудники — например, избивать вновь поступивших заключенных ради признаний в преступлениях, которые не вошли в официальное обвинение, вершить самосуд над зэками и т. д.

Джамаат
Интересно, что в последние десятилетия (примерно в период второй чеченской кампании) стали появляться зоны нового типа — «зеленые». Так стали называть те колонии, где власть брали заключенные-мусульмане (как правило, выходцы из Центральной Азии и Кавказа). Их тюремные сообщества называются джамаатами.

Порядки на «красных» зонах

Один из самых больших страхов «правильных» преступников — это попадание в «красную» колонию. Там порядок и дисциплину поддерживают зеки, сотрудничающие с администрацией колонии. За это они получают определённые послабления в режиме. Кроме того, внутри самой «красной» тюрьмы тоже есть деление по секциям. Например, заключённых определяют в секции правопорядка, спорта или гигиены и чистоты. За отказ выполнять правила секции обычно следуют суровые наказания.

В большинстве «красных» тюрем царит произвол со стороны администрации. Малейшая провинность — несвоевременный перекур или матерное слово во время обхода — и заключённый может загреметь в ШИЗО. Или же к нему применят другие методы наказания, вплоть до рукоприкладства. Узнают обо всех нарушениях в администрации только от стукачей-«козлов». И бороться с ними не могут даже воры в законе, оказавшиеся в «красной» зоне. Здесь у них, в отличие от других тюрем, нет никакого авторитета. Более того, воров в законе часто переводят в «красные» колонии, чтобы сломать их волю. Их заставляют преступать воровской кодекс и работать на администрацию. Некоторые соглашаются на сотрудничество добровольно, но многих приходится ломать долго и упорно.

В «чёрных» тюрьмах России же царят совершенно другие законы. В них всем заправляют воры в законе.

«Правильные» тюрьмы

Всем преступникам известно, что за отступление от воровских законов грозит страшная расплата. Поэтому в «чёрных» колониях царит тишь и благодать для всех, кто эти законы соблюдает. Стоящие у власти авторитеты делают всё возможное, чтобы их «подопечным» хорошо жилось. Они налаживают связь с волей, за особые заслуги могут даже протащить на зону сотовый телефон. На запрещённые вещи, алкоголь и наркотики в «чёрных» тюрьмах администрация смотрит сквозь пальцы.

Закрывают глаза и на то, что зеки не выполняют назначенные им работы. Например, на «чёрной» зоне заключённые не убирают территорию и отказываются мыть свои камеры. Однако это небольшая плата за то, что в «чёрных» колониях практически не бывает убийств и драк, в отличие от «красных» и «зелёных» зон. Сегодня «чёрных» тюрем становится всё меньше и меньше. Зато «зелёных», наоборот, за последние несколько лет стало больше. И порядки в них несколько отличаются от зон других цветов.

«По-настоящему режимная колония»

«Если вы спросите правозащитников, если вы спросите осужденных, если спросите родственников осужденных, то конечно, они скажут, что колония безусловно пыточная. Но если спросить тех же самых сотрудников ФСИН, то они скажут, что это идеальная, образцовая колония, где все по порядку», — говорит Олег Хабибрахманов.

По его словам, сам факт достаточно быстрого взлета Василия Волошина от должности младшего инспектора до поста начальника колонии показывает, что руководство областного управления ФСИН было вполне удовлетворено результатами его работы. «Считалась, что это прекрасная, как политкорректно говорили сотрудники ФСИН, по-настоящему режимная колония. Как говорил сам начальник колонии — идеальная, образцово-показательная, где все так, как должно быть по закону. С такой точкой зрения, она имеет право на существование, надо тоже считаться», — рассуждает Хабибрахманов.

Он рассказывает, что сообщения о насилии и пытках в ИК-14 правозащитники получали в течение многих лет, но привлечь кого-то к ответственности не удавалось — сотрудники администрации мастерски уничтожали доказательства, писавших жалобы заключенных запугивали, и они отказывались от своих слов, а прокуратура в упор не замечала каких-либо проблем. Хабибрахманов замечает, что от входа в прокуратуру в Сухобезводном до ворот колонии — пара сотен метров, но прокурор Сергей Морозов, в чьи обязанности входил надзор за законностью в ИК-14, был, по словам правозащитника, «потрясающе слеп».

Осужденный-активист Николай Молотов вспоминает эпизод, когда после очередной смерти в колонии он присутствовал «при разговоре Степаныча (речь идет о Василие Степановиче Волошине — МЗ) и Морозова за этот труп», и как раз тогда «Морозов советовал, как правильно все сделать». Если верить Молотову, Морозов и Волошин вместе посмотрели видеозапись последних часов жизни избитого заключенного и «запись пришлось уничтожить». «Сколько этот Морозов выпил и сожрал, пора и отрабатывать» — так, по словам Молотова, якобы сказал Волошин, когда положил трубку после разговора с прокурором, во время которого он просил «уничтожить бумаги» очередной проверки.

«Мы не могли доказательства там собрать, — говорит Хабибрахманов, — потому что родственники сообщают, что нашего человека пытают, мы едем, действительно, избитый он. Мы везем его на экспертизу: действительно, разрывы прямой кишки, анального отверстия, все остальное. Прокурор приходит, берет с него объяснения. Тот говорит: «Ребята, меня так сильно пытали, я просто обязан этих сук посадить». Проходит две недели, и информация разворачивается на 180 градусов. Теперь он не просто сам себе эти телесные повреждения нанес, он их нанес по наущению и под давлением членов ОНК!».

Иван Жильцов, еще один член нижегородской ОНК, объясняет, что заключенный, рассказавший об особо изощренных пытках («Судя по его рассказам, там человеку засовывали резиновый шланг в задницу и пускали воду», — уточняет Хабибрахманов) во время проверки и следствия оставался на территории колонии. Таким образом, сотрудники ФСИН не перевели пострадавшего в другое место и не обеспечили его безопасность; не помогла даже срочная коммуникация жалобы в ЕСПЧ. В итоге от своих слов заключенный отказался, и дело было закрыто. Жильцов предполагает, что нужного эффекта от заключенного добились даже не угрозами или новым насилием, а обещанием помочь с закрытием его собственного дела и последующим освобождением.

«Это опер, это очень грамотный опер, это далеко не глупый опер, это очень хитрый опер. Другое дело, что его, на первый взгляд, очень сильно подвело полное отсутствие какого-то стратегического мышления», — так Олег Хабибрахманов характеризует руководителя ИК-14 Василия Волошина. По его словам, Волошин «явно считал, что только он в этой среде что-то понимает», и отмахивался от предупреждений о том, что такой режим не может существовать долго и «обязательно взорвется».

Руководство ГУФСИН по Нижегородской области, как и прокуратура со Следственным комитетом, на сообщения о ситуации в колонии никак не реагировали. «Никакого понимания — потому что в колонии тишина, жалоб оттуда нет».

«Зелёные» колонии

В «зелёных» тюрьмах вся власть принадлежит арестантам, исповедующим ислам. В связи с нестабильностью ситуации на Кавказе в начале двухтысячных годов, доля мусульман в российских тюрьмах возросла. Попав в одну колонию, они объединяются и начинают требовать для себя особых условий. Кроме того, исламские террористы насаждают свои радикальные взгляды среди других заключённых.

«Джамааты» — лидеры сформированных в тюрьме исламских групп отказываются идти на сотрудничество с администрацией тюрьмы. Российского воровского кодекса они не признают и ориентируются на собственные правила. Однако деньги в «общак» заключённые-мусульмане всё-таки собирают. Правилам своей веры они следуют неотступно, и часто на почве этого случаются конфликты и с однокамерниками, и с надзирателями. При этом «джамааты» не будут слушать имама, пришедшего к ним с наставлениями с воли. Для них ценны советы только имама, самого отсидевшего или сидящего в «зелёной» колонии.

Где лучше?

По словам многих заключенных – на красных зонах намного сложнее. Вы уже могли сами убедиться в этом, если читали отличия и особенности выше. Суть же одна – слепое следование и повиновение системе, с учетом наказания в виде карцеров и ШИЗО, которые применяются в соответствии с законом – сломают любого. Лучше попасть на черную.

Где находятся тюрьмы в РФ, в которых «правит закон»?

Специалисты пенитенциарной системы утверждают, что большая часть из списка тюрем РФ (если не все они) на данный момент «перекрасились» в красный цвет. Это связано с работой ФСИН, направленной на повышение дисциплины в местах лишения свободы.

Одной из самых известных «красных» зон является колония в г. Белгород, где в начале двухтысячных власть администрации ИУ перешла все границы:

  1. Тюремщики измывались над заключенными за малейшие провинности абсолютно безнаказанно, применяли насилие (как физическое, так и психологическое), чтобы допиться полного подчинения.
  2. Заключенным не позволялось оставлять жалобы на администрацию или встречаться с прокурором для решения своих проблем. На эти действия были наложены строгие запреты, подкрепленные угрозами о наказании.
  3. На обед, прогулку и рабочие места заключенных сопровождали конвоиры с собаками.
  4. Общение позволялось лишь внутри камер. Разговаривать с арестантами из соседней камеры было строго запрещено.
  5. Свобода слова отсутствовала. За любое высказывание, которое не нравилось сотруднику тюрьмы, для наказания в ход шли и дубинки, и собаки.

Более подробно о пытках, издевательстве и насилии в женских тюрьмах читайте тут, а более подробно о самых страшных тюрьмах РФ мы писали в этом материале.

Самой «красной» зоной считается исправительно-трудовая колония №13 в г. Энгельс. Помимо того, что там требуется беспрекословное подчинение указаниям администрации, жизнь заключенных весьма достойна. Еще в самом начале истории этого исправительного учреждения, колония отстроила здания разного назначения: прачечные, мастерские, бани, школа рабочей молодежи и профессионально-техническое училище №189. Таким образом, заключенные жили достаточно хорошо, за что с них требовали жить по правилам.

В заключение

На данный момент в России лишены свободы в качестве наказания свыше полумиллиона человек. Функционируют 708 колоний. На 100 000 человек у нас приходится 394 заключенных. В мировом рейтинге это соответствует семнадцатому месту.

Источники

  • https://FB.ru/article/454892/chto-takoe-krasnaya-zona-administratsiya-kolonii-usloviya-soderjaniya-osujdennyih-v-ispravitelnyih-uchrejdeniyah
  • http://ugolovnyi-expert.com/krasnaya-zona-chto-eto-takoe/
  • https://AllWrestling.ru/sledstvie-i-sud/krasnaya-zona-tyurma-gde-nahoditsya.html
  • https://www.mzk1.ru/2019/01/krasnye-i-chernye-zony-kak-vozniklo-takoe-razdelenie/
  • https://www.factroom.ru/rossiya/v-chyom-raznica-mezhdu-zelyonymi-krasnymi-i-chyornymi-tyurmami
  • https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/nakazanie/lishenie-svobody/krasnye-zony-v-rf.html

Это интересно
Adblock
detector